Когда вокруг шепчутся: «Терпеть не могу родителей, которые не могут справиться с собственными детьми»

Помню тот день, когда я в конце концов получила все нужные ответы на вопросы о поведении моего четырехлетнего сына. Это было 1 апреля 2016 года. В тот день мы с ним поехали на осмотр, и я думала, что ему поставят диагноз «синдром дефицита внимания и гиперактивности» (СДВГ), как и его девятилетней сестре. Когда я всё рассказала врачу, я увидела, что у нее будто лампочка зажглась. Она провела несколько тестов, проверяя, как он реагирует на прикосновения, повернулась ко мне и сказала: «У него НЕТ СДВГ. У него нарушение сенсорной интеграции, и, похоже, еще может быть и аутизм».

Когда вокруг шепчутся: «Терпеть не могу родителей, которые не могут справиться с собственными детьми» 

Фото: themighty.com

У меня голова пошла кругом. Конечно же, я бы заметила, если бы у моего сына были такие диагнозы, правда? Она объяснила, что нарушение сенсорной интеграции нередко похоже на симптомы СДВГ. Мысленно я перенеслась в тот день, когда записалась на консультацию. Я забирала из школы свою девятилетнюю дочь, со мной были мой сын и еще мой двухлетний ребенок. Сын принялся плакать и закатывать истерику, пока мы ждали в фойе школы, выложенном кирпичом. Из кабинета вышла секретарь и велела мне ждать на улице, раз мой сын так ужасно себя ведет. Опустив голову, я вышла ждать на улицу.

Через три часа тестов и постановки диагнозов я отправилась домой и сразу полезла в Google искать, что означает нарушение сенсорной интеграции. За полчаса я поняла абсолютно всё о жизни своего сына. Все четыре года – почему он так редко спит, почему ему нравится носить облегающий костюм из спандекса, купленный к Хэллоуину, или кофты с длинным рукавом. Я поняла, что произошло в тот день в школе. Шум в фойе отражался от кирпичных стен и возвращался в искаженном виде, что причиняло сыну сильный дискомфорт и привело к срыву. Он меняет одежду тысячу раз на дню. Я и это поняла! В конце концов, теперь я знала, как помочь сыну. Я точно знала, на что обращать внимание и чего ожидать.

Читайте также: Родители детей с аутизмом о том, что им хотелось бы знать в начале пути

Получить ответы было таким облегчением. Но еще я чувствовала, что расстроена и смущена, потому что все это время я думала, что неправильно его воспитываю. «Может, правы все эти люди, что шепчутся обо мне как о маме-неумехе в людных местах», – часто думала я. Нет, это вовсе не я плохой родитель – всё дело было в том, что я не понимала того, что происходит.

В следующий понедельник после встречи с врачом я должна была сходить к гинекологу. Муж не мог отпроситься с работы, и мне пришлось взять сына и двухлетнего ребенка с собой. Теперь я чувствовала себя уверенной из-за вновь обретенного знания и захватила с собой всякие сенсорные штучки, чтобы облегчить процесс ожидания. Я села на сидение, а сзади был еще ряд сидений, соединенных спинками. Сын сидел с телефоном в руках, смотрел ролики на YouTube. Он был в наушниках, чтобы заглушить фоновые шумы. Потом телефон «завис». Теперь он слышал всё, что происходит вокруг, и начал «заводиться». Я кинулась снова подключить YouTube. Когда это получилось, его мышцы расслабились. Нам удалось избежать истерики!

Однако одна немолодая леди, сидевшая позади меня, решила «прошептать» своей дочери: «Может, пересядем? Терпеть не могу родителей, которые не справляются со своими детьми».

Она сказала это достаточно громко, чтобы я услышала. Я вежливо повернулась и ответила: «На самом деле я справляюсь со своим ребенком. У него нарушение сенсорной интеграции и аутизм. Поскольку апрель – месяц распространения информации об аутизме, предлагаю вам посмотреть, насколько распространенными являются оба эти диагноза. Может быть, просветиться по поводу того, в чем они заключаются. Возможно, когда-нибудь и вам придется защищать своего внука от обидных слов чужих людей».

Она замолчала и пересела, на лице ее было написано смущение. Впервые я гордилась собой и была уверена в себе, получив ответы на свои вопросы, которые так долго искала.

Я могу ходить с высоко поднятой головой и освободиться от всех одолевавших тревог, что я якобы «плохой» родитель. Я всё объясняю людям, которые отпускают грубые замечания в мой адрес или в адрес моего ребенка: объясняю конкретные причины, почему мой сын закатывает истерику. Я больше не стесняюсь, когда мне приходится сидеть у входа в магазин, «спеленав» сына и успокаивая его после истерики, если все тележки в виде гоночных машинок уже разобраны, а прикосновения к обычной тележке ему нестерпимы. А если люди проходят в магазин и пялятся на нас – ну и пусть пялятся. Мне это неважно. Я воспитываю сына, а каждый ребенок требует особого подхода в воспитании. Знание – это самый мощный инструмент, каким только может обладать родитель ребенка с особыми потребностями. Когда все детали головоломки сойдутся, жизнь становится легче.

Джоди Снаггс

Перевод: Ольга Лисенкова, оригинал: themighty.com

Понравилось? Поделись с друзьями!