Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?

Лея Спринг – мама шести детей с синдромом Дауна - ее биологическая дочь Анжела (22 лет) и приемные Аксель (18 лет), Абель (15 лет), Эшер (14 лет), Амос (14 лет) и Одри (14 лет). Также она является законным опекуном пятнадцатилетнего Романа, у него фетальный алкогольный синдром и синдром Туретта. Спринг приняла их в семью, будучи матерью-одиночкой, но она исполняет родительские обязанности вместе со своим постоянным партнером Дином Эллингсоном.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

В ноябре 2018 года Крис Улмер, ведущий канала «Особые книги для особых детей», взял интервью у Спринг, Эллингсона и их детей. После того как видеоролик стал «вирусным», Спринг и ее семья попали в центр внимания СМИ: они показали, что не обязательно быть каким-то необыкновенным, чтобы принять в семью детей с синдрома Дауна, нужно просто этого хотеть.

Спринг сказала The Mighty, что по большей части внимание СМИ было позитивным, однако некоторые люди подвергали сомнению их мотивацию при усыновлении, либо подозревая, что они сделали это ради денег, либо провозглашая, что невозможно заботиться о таком количестве детей с синдромом Дауна, поскольку даже в школах это проблематично. Когда Спринг спросили, почему она приняла в семью всех этих детей, она ответила: «Почему бы и нет?»

В апреле 2010 года Спринг сопровождала подругу, которая поехала усыновить ребенка в Болгарию, и там она увидела, как несчастны дети-инвалиды, живущие в спецучреждениях. Спринг почувствовала, что она в ответе за то, чтобы сделать что-то – чтобы удовлетворить потребность этих детей в стабильности, защите, обучении и, прежде всего, в семье.

«Когда заходишь в интернат и своими глазами видишь, что на детей не обращают внимания, будто они хранятся на складе, – когда видишь комнату, полную кроваток, где царит молчание – то не можешь пройти мимо и ничего не сделать", – сказала Спринг в интервью The Mighty.

Когда она вернулась домой, Спринг и Эллингсон решили, что она примет в семью ребенка старшего возраста, с учетом их собственного возраста (в то время Спринг было 43, а Эллингсону 53 года).

В декабре 2010 года Спринг полетела в Сербию, где встретилась со своим будущим сыном Акселем, ему тогда было 10 лет. Акселя перевели из детдома в приемную семью. Спринг встретилась и с приемной, и с биологической семьей мальчика.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

В декабре 2011 года Спринг вернулась в Сербию, чтобы усыновить семилетнего Эшера, который провел всю свою жизнь в детдоме, где над ним издевались.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

В апреле 2013 Спринг и Эллингсон вместе полетели в Сербию, чтобы усыновить Абеля, которому тогда было 10 лет. Прежде Абеля никогда не пытались усыновить, поскольку он отличался серьезными нарушениями в поведении (из-за того, что он всю жизнь провел в детдоме и там с ним плохо обращались). Абеля через несколько недель должны были перевести в интернат для взрослых, о котором в новостях говорили, что там плохо следят за подопечными и издеваются над ними. Ознакомившись с личным делом Абеля, Спринг поняла, что не может допустить, чтобы ребенка перевели в такое учреждение.

«Абель был нашим самым сложным случаем, если говорить о переходном периоде», – вспоминает Спринг.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

В марте 2014 года Спринг еще раз вернулась в Сербию, чтобы удочерить Одри, которой тогда было 9 лет. Одри с самого рождения жила в детдоме, где ей совершенно не уделяли внимания, и ее перевели в приемную семью за шесть месяцев до удочерения.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

Вскоре после приезда домой с Одри Спринг получила тяжелое известие: у нее обнаружили рак груди. В апреле ей предстояла первая операция, а в мае начали химиотерапию, за которой последовала мастэктомия обеих грудей в сентябре.

Когда Спринг стала чувствовать себя лучше, ей позвонили и рассказали о семье в трудном положении, в которой рос Амос. Семья просила, чтобы Амос остался со Спринг на пару недель, пока они разберутся с ситуацией. Потом Амос вернулся к собственной семье, но еще через несколько недель они снова позвонили Спринг и попросили ее усыновить Амоса. Амос стал постоянным членом семьи Спринг в мае 2015 года, но для окончательного оформления документов понадобилось еще пара лет. Изначально Амоса усыновили из Украины.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?
Фото: themighty.com

Спринг также является официальным опекуном Романа. Она дружила с приемной мамой Романа, которая проживает в сельской местности с ограниченным доступом к медицинским услугам, специальное образование там не предоставляется. Семья Романа попросила у Спринг разрешения оставить мальчика с ней, чтобы он мог обучаться и получать необходимое медобслуживание. «Мы только опекуны, – говорит Спринг. – Он часто общается со своей семьей».

Теперь, когда история ее семьи стала всем известна, Спринг часто спрашивают, почему имена всех детей начинаются с буквы «А» (на английском языке: Angela, Axel, Abel, Asher, Amos, Audrey). Она ответила, что у первых трех детей имена начинались на «А» и она подумала, что другие дети будут чувствовать себя чужими, если их имена будут начинаться на другие буквы.

Почему эта мама усыновила пятерых детей с синдромом Дауна?Фото: themighty.com

А на один из самых распространенных вопросов, которые Спринг задают в интервью, «Что вы получаете, усыновив этих детей?», у нее есть очень простой ответ: «Мы видим, как эти дети растут и учатся. Мы и не должны ожидать чего-то большего».

Эллен Стамбо

Перевод: Ольга Лисенкова, оригинал: themighty.com

Понравилось? Поделись с друзьями!