Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (фото Любови Фартушной)

Я психолог. И хочется ляпнуть — этим все сказано. Но сказано далеко не все. В этом может не было бы ничего особенного, если бы не моя ограниченная мобильность, связанная с ограничением возможностей здоровья, а в нашей стране профессиональная деятельность и ограниченная мобильность трудно сочетаемые вещи и для окружающих мало удобоваримые.

Уж не знаю, что для наших широт экзотичнее: быть психологом или быть человеком с особенностями, ограничивающими пространственную мобильность и ресурс здоровья по сравнению со среднестатистическими жителями земли. По-моему оба обозначения всей сущности реализации себя в пространствах жизненного мира для России весьма экзотичны, а уж такая «бешеная» смесь во мне одной - это просто нечто! Ух! Да, бывает трудно донести до сознания некоторых в тот момент, когда еще на начальных этапах общения действуют стереотипы, заставляющие застревать то ли в древней Спарте, то ли в средних веках, то ли в советской поре, что я не заразный, второсортный, порочный экземпляр человека и что психолог это не тот, кто вместо человеческого сердца и психики имеет идеальное воплощение пика земного совершенства, угадывающего любое движение души и удовлетворяющего всем вокруг или же не шарлатан, который впаривает людям полную антинаучную чушь, сам стремясь всеми силами покончить с собой. И это далеко не так.

В общем, психолог на деле - это человек, прислушивающийся к себе и к реальности вокруг, к самодвижению смысловой реальности других людей, но он вовсе не дед мороз, чтобы воплощать желания и ожидания всех и каждого, он, как правило, вовсе не идеален, не свят, все обо все не знает и всех не видит насквозь, но может строить гипотезы о внутренних процессах в психике людей, что-то понимать про некоторые механизмы развития каких-то процессов внутри психики людей и называть их для себя какими-то принятыми внутри своей науки словами, помогая через диалог человеку глубже понять себя и свою жизнь. И если вы ожидали услышать, что я стала психологом, поскольку была приятна всем и каждому, ловко и вполне сознательно дергая других за ниточки так, чтобы они еще и удовольствие от этого получали, считая меня от этого прирожденным психологом, то вовсе нет. Просто я быстро вхожу в контакт с людьми, люблю неопределенность, ненавижу постановочность и так было всегда с моих четырех с половиной лет, хотя я вовсе не всем приятна и не всегда соответствую ожиданиям, зато мне любопытно познавать специфику психики человека и именно в этом мне представляется сущность психолога.

Предпочитаю аутентичность, то есть соответствие внешних проявлений эмоций и чувств внутренним переживаниям и прозрачную искренность насколько это возможно, когда я в контакте с собой и своими внутренними переживаниями, осознаю и свободно выражаю их. Да, и человек с ограниченной пространственной мобильностью и ресурсом здоровья, при официально оформленной инвалидности, настаиваю на понятии ограниченные возможности здоровья, ибо это социальная концепция возможностей, показывающая по умолчанию, что их ограничивают социально как развитость и доступность медицинских услуг, так и определенным образом организованная среда, которая очень часто недоступна, но в конечном счете - я просто человек с определенным типом высшей нервной деятельности, типом темперамента и особенностями характера и личности, но при этом у меня ограничена пространственная мобильность, хожу на канадских палках с локтевым упором, а по помещению собственной квартиры и без них - раскаивающейся , плавно-бесформенной походкой, да, да, все именно так в жизни.

Родилась я солнечным, жарким, летним днем, обычным летним днем, который на юге приходит всегда не таким, каким его ждут, а врывается наглым, рыжим мальчишкой-беспризорником, знойно плавящим бетонные коробки городских построек и слишком редко плюющимся теплым кратковременным дождем. В такой день ворвалась в жизнь я. Рвалась так стремительно, что вышло родиться на седьмом месяце и не без потерь. А получилось все таким образом, в силу того, что у меня с мамой был резус конфликт, но ее упорно отказывались госпитализировать на сохранение, говоря в 1981, что мест нет, - оказалась я недоношена и с диагнозом в выписке «кровоизлияние четвертой степени».

В силу 7-ми месячной недоношенности и кровоизлияния четвертой степени, написали тонус верхних конечностей, потому последовал перевод меня с мамой в отделение недоношенных, где, как ни странно, отделение было на ремонте. А это означало ничто иное, как отсутствие кувезов, а потому вопреки всем принятым нормам лежала я недоношенная без кислорода в обычной кроватке, говорили, что все не так уж и плохо со мной будет, но тут возникла необходимость в переливании мне крови, почему-то решили, что мне можно перелить кровь не моего резуса прямым переливанием, у меня тут же повысилась температура и я посинела, мама случайно зашла в отделение, где спали дети и увидела, что я синею испугалась, и расплакавшись стала звать медсестру. А медсестра, дежурившая в отделении, восемнадцати лет от роду, тоже испугалась не меньше, ей показалось, говорят, что у нее в отделении умирает ребенок, а она не знает, что делать, потому она тоже заплакала и вот рыдаем мы значит в три голоса и она от этого совсем уж не могла вспомнить, куда в праздник подевались все врачи, долго ей не удавалось найти реанимацию и специалистов, ибо был именно праздник. И вот так и усилили кровоизлияние, видимо, вызвав сильное повреждение нейронов, передающих импульс к нижним конечностям, получилось кровоизлияние усилили и тонус стал наблюдаться в нижних конечностях. В будущем с верхними конечностями будет все нормально. Однако сказанное развеивает миф о величии советской медицины, ибо какой бы ни был строй, медицина такая область, что там много зависит от личностно-профессиональных компетенций и человеческих качеств конкретных людей.

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Тут бы в этот ранний период моей жизни помереть мне по логике романа–эпопеи, но выжила я, хоть стреляй! И вот до года с половиной жила без диагноза с обещанием врачей: «само пройдет со временем!» - врачи были из взрослой поликлиники, детской тогда не могли найти, потому врачи взрослой поликлиники воспринимали неврологически-ишемическое кровоизлияние у меня в новорожденном возрасте, как взрослый инсульт, а вся загвоздка была в том, что моторные функции у меня, по сути, травмировалась до того, как созрели, а созревают они до конца к двум годам, поэтому нельзя воспринимать их как повреждение зрелых моторных функций у взрослых, у которых через время само может все «откатить» до варианта нормы, пока нашли детскую поликлинику мне стукнуло год и пять, поставили ДЦП, а ДЦП хорошо до варианта нормы доводят, только если лечить именно до года с половиной. При этом правда в том, что во что именно выльется определенное повреждение ЦНС (центральной нервной системы) в младенчестве и кровоизлияние неизвестно.

Потом лечили в разных местах, а врачи настаивали, что надо меня отправить в интернат, поскольку именно в интернате в Ейске, например, детей ставят на ноги. Намного позже у меня как у психолога была на приеме девочка из интерната в Ейске, ее там били как воспитатели, так и дети, которые там находились, что следовало не только из ее слов, но и из свидетельств ее мамы, которая однажды случайно присутствовала при таком эпизоде и освободила от побоев девочку. Родители как-то не стремились отправить меня в интернат, слабо веруя в то, что интернат поставит на ноги, однако, в качестве угрозы могли использовать «возможное путешествие в интернат», как корригирующее воздействие-внушение, в случае проявления мною капризов в поведении в дошкольной молодости. Помните, не всегда нужно свято и безоговорочно верить словам врачей, ныне при наличии интернета можно найти международный протокол лечения интересующей вас болезни и посмотреть схему лечения ребенка , осознать насколько верно осуществляется последовательность медицинских процедур и понять, что, действительно, обладает доказанной эффективностью, а что не эффективно или на что можно решаться в качестве экспериментальной процедуры.

В детстве я не любила несколько вещей: рано ложится спать, есть и делать зарядку. Зато я любила слушать сказки, повести, стихи и все, что мне читали вслух. Читала мне мама на ночь. А бабушка перед дневным сном. В итоге все радостно засыпали, кроме меня самой, хотя вроде как это была моя основная задача, но я лишь становилась бодрей и настоятельно требовала продолжения историй. Помните, чтение на ночь не всегда усыпляет кого-то, кроме читающего! Саму читать меня научили к концу четырех лет, но читать самостоятельно я не любила. Скучное это занятие, скажу я вам, читать в одиночестве, да еще не так бегло, как это выходило у взрослых. Больше всего, я всё же любила, когда мне читают вслух. Помните, если вы учите читать ребенка, чтобы снять с себя эту нудную времязатратную «святую» обязанность, то ваши надежды могут не оправдаться. А поскольку ничего я так не любила, как чтение вслух, потому, никуда уж от меня не деться было и читала мне мама, когда была свободна и когда я лежала на каких-нибудь очередных процедурах, кроме нее, конечно, бабушка, а иногда и папа, например, когда он со мной однажды лежал в больнице в Монголии.

Вот он сочный кусок внимания, который может отхватить старший ребенок, если ему удастся инициировать читать себе вслух. Наверное, в этом был мой бессознательный расчет. А ведь в это самое время, когда родилась сестра, мне было три года пять месяцев, я очень любила в это время, чтобы мне читали. И не скажу, что сразу по факту обрадовалась пополнению семьи, хотя я ее ждала с удовольствием. Во-первых, на время маминых родов меня отправили к бабушке («ну, не к добру это, уже из дома выселять начали и к новому месту приучать стали!» -пронеслось тогда в голове переживание, которое можно обозначить и такими словами сейчас) и сказали, что мама в больнице, - так назвали для меня роддом, а в моих тогдашних представлениях больница - это страшное место, где изолируются очень нездоровые люди, которые могут умирать, что означает, что люди считают, ты уехал, в то время когда другие люди создают процесс, после которого тебя закапывают в землю, а значит, в моей смысловой реальности родилось представление, что если мама в больнице, значит мама больна, а, следовательно, какая тут под конец радость в эти дни, одно волнение. Помните, может и не стоит говорить детям, что мама в больнице и не стоит сразу отправлять к бабушке.

А во-вторых, когда я вернулась домой в день рождения моей сестры, мою кровать отдали именно ей, а мне сказали, что купили диван. Я сидела на кухне и думала, где же я все-таки буду теперь спать, в то, что появится купленный диван как-то не верилось, ведь раньше меня тоже дурили время от времени. Да и в детском сознании будущее что-то очень уж эфемерное и непонятно когда наступит на самом деле - через пять минут или через год. Наконец, привезли из магазина диван, ко мне на кухню принесли подушку от дивана, а сам диван в разобранном виде внесли в комнату. В свои три я и решила, что сплю теперь я на кухне, на этом куске дивана, а тот конструктор, который внесли в комнату и назвали диван , вообще какая-то жутко некачественная непонятная вещь, которую, как и говорили, купили по дешевке. «Красота! Жизнь удалась!» - пронеслось в голове впечатление, которое можно было выразить и этими словами. Помните необязательно лишить ребенка кровати до того, как приобретете и соберете диван, иначе выводы ребенка о происходящем могут быть удивительны по масштабу и совершенно свободны от вашей логики и ожиданий.

В-третьих, мне радостно объявили, что мама вернулась из больницы и они купили нового ребенка в магазине. «Ага, по пути из больницы, прямо и купили, старый ребенок им уже не нужен, а когда покупают что-то новое? Да, когда старое не устраивает и его надо выкинуть или отдать знакомым!» - пронеслось у меня в голове переживание, способное быть выраженным этими словами. Помните, наверное, не стоит говорить некоторым детям, что вы купили ребенка в магазине, выводы из этой предпосылки могут быть шикарные в своей непредсказуемой непосредственности.

В последующем я увлеклась взаимодействием с сестрой, радостно переводила агуканье сестры с русского на русский, объясняя, что сестра хочет, спустя пару месяцев ходила вокруг кровати и ныла о том, когда же она начнет говорить, а так же боролась с тем, что ее пеленают с руками, поскольку все упорно при этом делали вид, вполне нормален тот факт, что орала она истошно в процессе такого пеленания, в момент становясь багровой, я же требовала, чтобы освобождали руки и пеленали со свободными руками , тогда она и правда успокаивалась, хотя радостно норовила поцарапать свой нос. Она была вполне здоровой и обычно мне поручали поиграть с ней. Пока мама была в декрете она могла организовать и мой досуг: порисовать и немного почитать, но в основном это делала бабушка со мной, мамина мама, а когда мама пошла на работу, я находилась всецело под присмотром бабушки.

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Сестру на каком-то этапе отправили в ясельки в два с лишним года. На полдня. Ей там жутко не нравилось. В это время и бабушка организовывала мне досуг: ходила на прогулки, - тогда я ходила исключительно с поддержкой за руку и никак иначе, - читала мне, прабабушка учила меня рисовать, так я стала рисовать,- и рисую я по сию пору, - еще меня инициировали вырезать и наклеивать из разноцветных кусочков мозаики-аппликации, лепить, сама я любила играть в куклы, дружила особенно плотно с несколькими девочками со двора, но в куклы играла буквально со всем двором. В солдатики и машинки поиграть с мальчиками я тоже любила, правда, сюжеты игр были у меня сложны по сравнению с теми, что обычны для сугубо мальчиковых групп. В целом мы играли в разнообразные игры большими дворовыми компаниями. Помните, адекватное восприятие человека с ограниченными возможностями и особенностями пространственной мобильности залог того, что он сам сможет выстраивать приемлемые отношения с другими.

Лечили меня между моими играми много где, по большей части процедуры были не столь эффективны, сколь болезненны, в четыре с лишним я была в восемнадцатой больнице в Москве, отношение к детям там было ужасное, - за отсутствие ночного сна мою соседку по кровати привязывали колготками к этой самой кровати, а в рот засовывали платок, чтоб не орала, - а родителей за возможность быть с детьми заставляли мыть полы в отделении, но от иглоукалывания и комплексных процедур я стала ходить без поддержки, а потом перестала, когда после курса прошло полгода без каких-либо вмешательств, поскольку тут с небольшими перерывами должна быть реабилитация/абилитация, а не полная остановка при достижении какого-то результата всех мер по медицинскому вмешательству и банальное иглоукалывание вкупе с банальным ЛФК, массажем, электрофорезом и плаваньем, с небольшой передышкой, должно быть всю жизнь, да, да вовсе не до некоего промежуточного результата и с остановкой, а в 13 лет я снова оказалась в восемнадцатой больнице в Москве и по поводу моего ДЦП именно там был диспут, поскольку настаивали, что по совокупности симптомов на ДЦП в форме спастической деплигии не походит, другие настаивали , что просто много костных проблем наслоилось.

С тремя операциями на мышцах позже в Туле по методу Ульзибата я таки впервые выпрямила ноги и стала ходить без поддержки в пространстве комнаты, что и делаю до сих пор. Плохо, что они были без всякой грамотной реабилитации/абилитации после, короче в итоге - на большие расстояния в огромных пространствах я хожу с упором на канадские палки, а по квартире без поддержки, да, да, я - совсем не верх совершенства, - в момент осознания таких моих особенностей нарциссы обычно нервно закуривают и предупредительно удаляются с горизонта моей жизни под различными предлогами в поиске более «идеального идеала», - да, да, не всем же быть совершенными и подпитками их нарциссизма, у меня есть выходящие за пределы обычного особенности в реализации моих физических возможностей, связанных с формой передвижения по этой планете, но это не значит, что я веду себя иначе, чем обычный человек вел бы себя, обладая моим темпераментом, моим типом характера и личностными особенностями плюс к особенностям, которые формирует моя профессиональная деятельность.

В свое время я легко и без проблем поступила в школу при посольстве в РФ в Монголии вполне обычную, кроме ее посольского статуса и образцовой показательности, пока я лечилась в той стране, а папа работал. Папиной зарплаты там вполне хватало и жили мы в трехкомнатной квартире довольно безбедно в советские времена. Ходила я в этой стране после школы и на кружок рисования в Дом пионеров. Весьма любила рисовать и ныне я увлечена этим занятием, но делаю это все реже и по вдохновению.

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья) 

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Затем я поступила в массовую школу здесь, в России, во втором классе ходила на кружок музыки и играла на флейте, сопрано-продольной до-мажор, закончила общеобразовательный класс. В мои двенадцать лет у нас стали преподавать психологию и я задумалась, а не стать ли мне психологом?

После окончания школы я сразу поступила в Кубанский государственный университет на факультет управления и психологии на кафедру общей психологии и психологии личности на заочное отделение. Провожала меня туда бабушка, по сути, выполняя тьюторские функции, иногда подвозил папа. Отучилась я и закончила вуз с красным дипломом, написав диплом в форс-мажоре под руководством очень душевного человека Кулишова Владимира Валентиновича, кандидата педагогических наук, с которым у нас были глубокие дружеские и весьма ценностные человеческие отношения, хотя я могла дискутировать с ним по поводу диалектичной сущности природы человека и структуры культуры постмодерна, однако на каком-то этапе без объяснения причин он полностью прекратил общение со мной, трудно сказать, воспринимал ли он мои дискуссии и отстаивание научной позиции как личную обиду, маловероятно, что так, или же некто внушил ему некоторые установки по поводу неформального общения со мной, но итогом тому стало полное игнорирование меня как живой личности, по какому-то недоразумению.

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

В период практики у меня была куча трудностей с поиском места, где можно пройти эту самую практику и набрать выборку для исследования. В потенциальных местах, предназначенных для прохождения практики, было еще труднее доказать, что ты нечто собою представляешь. Без знакомых, с особым отношением к тебе лично, при наличии ограниченных возможностей здоровья найти место практики просто невозможно, в силу негативных стереотипов восприятия, выработанных в обществе. Отсюда становится ясным социальная концепция термина ограниченные возможности, ибо при произнесении слова "ограниченные возможности здоровья" предполагается, что социальные условия и недоступная социальная среда вместе с отношением социального окружения, уровнем развития социально-медицинских знаний человечества, а также с условиями их доступности, ограничивают возможности здоровья человека. Тогда преодолеть эти барьеры социальных стереотипов мне помог именно Кулишов Владимир Валентинович, поскольку на тот момент был исполняющим обязанности заведующего кафедры PR и связи с общественностью, а так бы и он ничего не сделал: банально дал возможность провести исследование на студентах.

Кроме этого, я закончила курсы Арт-терапии от питерского института практической психологии «Иматон» под руководством Копытина Александра Ивановича - доктора медицинских наук, профессора, председателя российской арт-терапевтической ассоциации. Освоила базовый курс комплексной сказкотерапии, у разработчика метода Т.Д. Зинкевич-Евстигнеевой.

Со времен вуза, как у человека весьма контактного, остались даже в тот период некоторые подруги - Л. В., Ю. П. И Арина Маловатова. Л.В. исчезла первой, просто решила порвать все связи и ушла в догматическое православие и работу при приходе, потом после более, чем десяти лет общения Ю. П. заявила, что с нового года решила начать новую жизнь и эта новая жизнь заключается в разрыве отношений со старыми друзьями, наслаждении тишиной и поэтому она полностью меняет свое окружение и больше не нуждается в моем общении, сменив при этом телефон, не сообщая его мне. Заразная ныне существует идея, попахивающая истерией с шизоидными вкраплениями, что необходимо ради перемен жизни, вовсе не себя менять, а менять окружение - окружать себя успешными во всем и всегда, богатыми людьми и как только это сделаешь, тебя настигнет «неминучее» счастье. Только вот непонятно, зачем успешным во всем, а к тому же еще и богатым людям успешный отнюдь не во всем, не богатый ТЫ? И сегодня, когда так ценится непостоянство, совсем не осознается, что новых старых друзей уже никогда не будет.

После окончания вуза я еще не знала, что через несколько лет станут исчезать из моей жизни люди, я восемь месяцев искала работу, пытаясь доказать, что я не верблюд, все люди, к которым я пыталась попасть на собеседование не имели психологического образования и в течение трех дней говорили приходите завтра, хотя в глубине души понимала, сколь унизительны были отказы с тыканьем носом в мои особенности, воплощенные на планете земля в сознании людей как дефекты, касающиеся специфики пространственной мобильности, выдаваемые потенциальными работодателями за принципиальные для того, чтобы выполнять свои обязанности и потому они спешили отказать в устройстве на работу. Однако меня было так просто не остановить. Потому советую быстро не останавливаться и надолго не отчаивается, позволять себе поотчаиваться какое-то время, но не залипать в этом состоянии.

В 2005 году в мае я нашла работу в центре социального обслуживания в отделении дневного пребывания несовершеннолетних в трудной жизненной ситуации, поскольку меня рекомендовала одна из первых моих учителей психологии Лодыжинская Ольга Владимировна. Я обрадовалась. Постепенно влилась в коллектив, работала я с упоением, хотя было достаточно стрессово, главным образом в силу некоторого административного давления. Однако уже в 2009 настало то, чего совсем не хотелось ждать, закрыли мое официальное место работы - отделение дневного пребывания несовершеннолетних в трудной жизненной ситуации, по очень скользким причинам, требующим более кропотливого объяснения, чем представленное нам тогдашней администрацией.

В это время я успела отучиться в магистратуре на отделении социальной работы, получить красный диплом. И учеба была процессом занимательным, хотя иногда у меня был свой взгляд на какие-то аспекты социальной работы в контексте современности и свое понимание влияния постмодернистской культуры на диалектическую природу человека, отличные от мейнстрима кафедры. В магистратуру я ездила на такси или порой папа меня подбрасывал к входу в корпус, где проходило обучение, периодически привозила из магистратуры меня приятельница и сокурсница Юля Хохлачова. Так как общественный транспорт совсем не приспособлен для передвижения на канадских палках с локтевым упором. Однако если сильно чего-то захотеть можно изыскать способы для преодоления этих заданных извне ограничений.

Моим научным руководителем в магистратуре вновь был Кулишов Владимир Валентинович, он оказал на меня колоссальное влияние, хотя это не означает, что я полностью принимала на веру все его научно-методологические позиции, отнюдь, иногда разгорались бурные споры. С практикой на этот раз мне помогла Чепелева Лада Металловна, кандидат психологических наук и ныне зав. кафедры социальной работы, психологии и педагогики высшего образования КУБГУ и Людмила Викторовна Спирина и я таки в предоставленном пространстве занятий с бакалаврами провела экспериментальную креативную технологию обучения студентов направления социальная работа. Меня рекомендовали в аспирантуру. Однако по странным обстоятельствам моя научная карьера не сложилась и документы в аспирантском отделе в 2011 году не приняли, сообщив, что у них в аспирантуре учатся только талантливые детки, у которых по десять научных работ и они не из магистратуры, поскольку магистратура - это нечто новое у них. И тогда я особо требовать ничего не стала, поскольку остался неприятный осадок, да я и сама как-то не знала какова именно процедура поступления в аспирантуру, прямой путь в аспирантский отдел оказался не тем путем, поскольку сами сотрудники аспирантского отдела закрыли его. Слишком навязчиво-настойчивой я в этом не была. Если меня не хотят видеть, я предпочитаю не выпрашивать особого отношения.

После очередного обучения, я попыталась устроиться на работу вновь, официально, если окинуть взглядом год из тех лет, когда я искала работу официально, то надо заметить, за год из этих лет около пятнадцати вакансий посетила, а за все время еще больше, трижды мне открыто говорили, что отказывают мне в работе, именно в силу наличия у меня канадских палок с локтевым упором и это, несмотря на то, что я имею официальный опыт работы, в остальных случаях отказывали без объяснения причин, при этом никто из них не был носителем моих профессиональных компетенцией, никто из людей на собеседовании не был психологом. Так, могла бы впасть в тоску, но я слишком люблю путешествия, чтение, рисование и жизнь, чтобы посыпать голову пеплом дольше, чем полчаса. Вот так в раздумьях и поисках, пока я терпела неудачи во внешнем социальном мире, я сама не заметила, как стала фриланствовать в качестве психолога, развивать детей в формате хоум офис и вести квесты воображения в форме разработанной мною арт-игры в городских анти-кафе типа «Точки Сборки» на Коммунаров, 130, г. Краснодар. Вот так я играю и работаю.

Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им (жизнеистория психолога с ограниченными возможностями физического здоровья)

Сейчас я учусь на курсе «современного психоанализа» организованном от Восточно-европейского института психоанализа у Бакалдина Сергея Витальевича.

Жизнь продолжается и мое кредо остается прежним: «Переживай себя здоровым, даже если нет сил стать им и творчески осознавай смысл волшебной многогранности не только Света, но и Теней своей Души, ибо там, где есть грани - есть объем и нет уплощенности, Свет же твоих граней всегда ярче только на фоне глубины Теней, а при творческом осознании себя и служении большому и важному, исцеляют сами раны!», что я и вам советую и, как прежде, я люблю изречение непростого Ф. М. Достоевского: «Мне кажется, что счастье в светлом взгляде на жизнь и в безупречности сердца, а не во внешнем. Так ли?..» (Из письма Ф. М. Достоевского П. Анненковой, жене декабриста И. Анненнкова).

С уважением, Мария , психолог, магистр соц работы, член РААС, сертифицированый сказкотерапевт, разработчик психологической игры "Путешествие чародеев в поисках тайны" и других проектов.
Сайт http://miraclea.wix.com/psychologist
Skype: miracle764
Профиль в Facebook
Профиль в VK