«Мы для них немного марсиане, но кому-то же надо начинать»

Татьяна Орехова о музыке, синдроме Дауна и оркестре «Солнечные нотки»

Татьяна осторожно выглянула за кулисы. Зал был полон. На их концерты при храме от силы набиралось человек двадцать. А тут ни одного знакомого лица в зале. И кажется, даже зритель в последнем ряду сыграет по памяти симфонию №5 Бетховена. На то это и не домашнее выступление, а фестиваль. Она вышла на сцену, начала раздавать детям инструменты и вдруг заметила, как в зале стало тихо. Неестественно тихо. Настолько, что понимаешь – происходит что-то неординарное. Татьяна обернулась – все зрители смотрели на сцену. На её оркестр. Все до единого. Наверное, каждый из них когда-то сталкивался с людьми с синдромом Дауна, но чтобы это были дети и в таком количестве. У публики явно был шок.

«Мы для них немного марсиане, но кому-то же надо начинать»

Фото: Фонд «Солнечные нотки»

Эта история началась задолго до концерта в московском ДК «На Вадковском». Татьяна 15 лет отдала бухгалтерии. Любимый муж. Двое детей. Быт налажен. Вполне себе предсказуемая жизнь. А в 2008-м родилась Маша, и Ореховы вошли в 2500 семей*, которые в России ежегодно сталкиваются с диагнозом «синдром Дауна». Их жизнь изменилась. Однако совсем не так, как пугают многие.

Бухгалтерию Татьяна бросила. Стала ли она домохозяйкой? Нет. Татьяна Орехова пошла в магистратуру педагогического факультета в МГГУ им. Шолохова и устроилась музыкальным руководителем в детский сад.

- Музыкальным руководителем, потому что по первому образованию я профессиональный музыкант, а в детском саду — потому что в него пошла Маша, - объясняет резкий поворот в своей карьере в интервью порталу The Nest Татьяна Орехова.

Всестороннее развитие младшей дочери вышло на первый план. Одним садиком Ореховы не ограничились: Маша посещала кружки, развивающие школы и всевозможные занятия, но методики преподавания делились либо на игровые, либо на обучающие. Татьяне хотелось другого.

- Работая в детском саду, я каждый день сталкивалась с тем, что музыкальные занятия являются основой развития нормативных детей. Через музыку, песни, танцы дети активно учатся новому в интересной и доступной для них форме. Занятия с детьми с синдромом Дауна проводятся в основном дефектологами, логопедами, т.е. людьми, как правило, далекими от музыки. А ведь детям очень нужны положительные эмоции, веселье, ощущение радости.

«Мы для них немного марсиане, но кому-то же надо начинать»

Фото: Фонд «Солнечные нотки»

Так в ноябре 2013 года Татьяна и Валерий Ореховы создали оркестр для детей с синдромом Дауна. К занятиям музыкой прибавили рисование, рукоделие и упражнения для развития мелкой моторики – помогли подруги Татьяны по педагогическому университету.

- О помещении договорились с настоятелем храма Вознесения Господня за Серпуховскими Воротами отцом Константином. Он разрешил нам заниматься на колокольне храма. Это практически у Садового кольца, поэтому всем было удобно, - вспоминает художественный руководитель оркестра «Солнечные нотки» Татьяна Орехова. - По сути, музыкальные занятия для наших детей были такие же, как для младших, чем наши дети, по возрасту нормативных детей, которые я проводила в детском саду. Некоторые родители приводили своих нормативных детей и тогда получались инклюзивные занятия.

С самого начала Ореховы решили, что занятия будут бесплатными.

- Для оркестра важно, чтобы детей было много, и ходили они постоянно, иначе научиться чему-либо будет затруднительно. Уже после начала занятий муж обнаружил в интернете информацию о том, что в Голландии есть большой, самый знаменитый в мире оркестр Jostiband, состоящий в основном из людей с синдромом Дауна.

«Мы для них немного марсиане, но кому-то же надо начинать»

Фото: jostiband.nl

«Особенный» оркестр существует не год, не десять лет, а целых пятьдесят (!). И он успешен. Причем не только на площадках родного города, а по всему миру. Весной 2014 года Татьяна Орехова с коллегами поехала в Голландию с одной целью – найти разгадку феномена Jostiband.

- Оркестр находится в городе Зваммердам, где живет около 5000 человек с синдромом Дауна. Этот город специально построен для этих людей и оркестр, в котором играет более 250 человек, является одним из видов занятости этих людей, - делится впечатлениями Татьяна.

Но убеждают не слова, а то, что видишь своими глазами. В данном случае – ежемесячный концерт.

- В спортивном зале поставили стулья, завезли инструменты и аппаратуру. На концерт пришло около 6000 (!) человек, при том, что билеты платные — 20 евро. Оркестр Jostiband — предмет национальной гордости Голландии. Королева Голландии наградила Лиан Вербург (руководитель оркестра) государственными наградами, а весь город Зваммердам финансируется бюджетом страны.

И всё это благодаря удивительному оркестру, большинство музыкантов в котором изначально не умели ни читать, ни писать, а для некоторых и контролировать свои действия было непросто. Но, используя метод «не учись, а делай» (таким образом, и научишься), оркестранты вскоре не просто воспроизводили звуки на инструментах, а играли слажено, как и положено оркестру. Выступают они, кстати, всегда с полной отдачей.

- В оркестре играют люди от 18 до 93 лет. У нас много мифов, что люди с синдромом Дауна живут не очень долго, но мы сами видели людей весьма преклонного возраста, - делится своими впечатлениями от общения с участниками оркестра Татьяна. - Оркестр Jostiband существует с 1966 года и многие играют в нем долгие годы. По примеру этого коллектива в Голландии создано более десятка оркестров, в которых играют инвалиды, но Jostiband остается самым масштабным и знаменитым. С оркестром с удовольствием работают самые известные голландские музыканты Андрэ Рье, Армин ван Берен и другие. Посмотрите это видео, мне кажется, что и у нас когда-нибудь такое будет.

Вернувшись из Голландии, Татьяна Орехова знала, к чему надо стремиться.

- Самое главное в занятиях музыкой — это возможность социализации. Нам обязательно было нужно не просто репетировать, а выступать на публике.

И такая возможность вскоре представилась. В храме, где занимался оркестр «Солнечные нотки», ежегодно устраивали рождественские и пасхальные концерты. Обычно в них участвовали дети из воскресной школы. Атмосфера почти домашняя. Идеально для первого выхода на сцену. За удачным выступлением последовали другие. Вскоре «Солнечные нотки» уже участвовали в специальной номинации «Возможности без границ» на московском городском музыкальном фестивале «Музыка ХХ века».

- Мы очень волновались, ведь в храме мы выступали перед знакомыми людьми, которых в зале собралось не более двух-трех десятков, а здесь был полный концертный зал, в котором сидели совершенно незнакомые люди, а перед первым рядом находился столик жюри. Я с детьми поднялась на сцену и стала раздавать им инструменты. В это время в зале наступила полная тишина. Настолько полная и неестественная, что сразу стало понятно, что происходит что-то неординарное. Все зрители смотрели на наших детей. Наверное, каждый из них сталкивался с людьми с синдромом Дауна, но чтобы дети и в таком количестве. У публики был шок. Дети реагировали куда прозаичнее. Они взяли инструменты и по команде деловито исполнили «Вальс-шутку» Шостаковича. А потом был шквал аплодисментов. Зрители поняли, что наши несколько неуклюжие и странные дети могут исполнять музыку.

Так «Солнечные нотки» получили профессиональное признание. Они стали лауреатами. Каждому ребенку вручили диплом и специальную медаль. Но главный приз достался, наверное, их родителям. Тем, кто верил, переживал, надеялся на своих «солнышек».

- Вы бы видели счастливые глаза родителей, которые убедились, что их дети могут быть не только мишенью для косых взглядов, но и предметом восхищения совершенно незнакомых людей, - заново переживает эмоции от выступления на фестивале Татьяна. - Трудно сказать, для чьей самооценки это выступление было полезней: для детей или для их родителей.

Кстати, фестиваль открыл для оркестра «Солнечные нотки» новые возможности. Но где бы они ни выступали, реакция публики везде была одинаковой: сначала - полная неестественная тишина, а затем - громкие аплодисменты.

- Глупо осуждать публику за такое отношение. Она ведь не со зла. Люди просто не знают, чего от нас ожидать и, как себя вести, - объясняет руководитель «Солнечных ноток» Татьяна Орехова. - Их никто этому не научил. Люди с синдромом Дауна на концертах каждый день не выступают. Мы для них немного марсиане, но кому-то же надо начинать.

Постепенно «Солнечных ноток» становилось всё больше. Дети разучивали новые композиции, давали концерты и однажды у них появился шанс заявить о себе на международном уровне. Предложение поехать на фестиваль в Корею казалось нереальным и таким заманчивым. Однако пришлось отказаться.
(Продолжение следует)

Татьяна Орехова, Оксана Загвоздкина

*По данным благотворительного фонда «Даунсайд Ап» в России ежегодно рождается около 2500 детей с синдромом Дауна. Многие российские семьи отказываются от новорожденных малышей с синдромом Дауна - в том числе, и по рекомендации медицинского персонала. Эти дети попадают в сиротские учреждения, из которых они уже никогда не выйдут.

Понравилось? Поделись с друзьями!