Есть ли жизнь после детдома?

В сети появился социальный клип от петербургского блогера Максима ДАНИЛОВА

Он пил. Кололся. Воровал. Зависал в плохой компании. Пытался всё бросить. Ходил в храм. Ставил свечи. Стоял, где скажут. Повторял молитвы. Ничего не получалось. Возвращался в больные отношения. Падал и уже не хотел вставать.

У него на всё было одно объяснение - я детдомовец. Да. Как в той песне: пока нас в детстве обнимали мамы, он приходил со школы и был никому не нужен. Воспитатели в интернате забывали про его день рождение. Но он не плакал. Он был мальчик с вечно голодными глазами. Иногда мечтал спасти мир. Но кого это волновало? Никого. Он был детдомовец. Хуже всего - он им и остался. Когда все закончилось. Когда он очутился в долгожданной свободной взрослой жизни, он не знал, что делать, кому верить и как жить. 

Ну и что там вначале? Он пил. Курил. Воровал. Детдомовец. Навсегда. Кого вы знаете из детдома, чтоб выбился в люди? Ну, вот так без Гугла и Википедии? Хоть одну фамилию? Хоть одного героя? И он не знал. А потом решил действовать от противного – не ждать от всех помощи, а помогать. И тогда Максим ДАНИЛОВ основал проект «Жизнь после детдома».

Есть ли жизнь после детдома?

Фото предоставлено Максимом Даниловым

Петербургский блогер Максим ДАНИЛОВ стал популярен после эфиров на федеральных каналах. Его узнали, и это помогает Максиму помогать другим.

Бывший детдомовец говорит быстро. Иногда его сбивчивую речь сложно понять, как, впрочем, и его поступки сразу после окончания интерната. Но он честен.

- Нас всегда мотивировали, что мы идиоты, дауны, и говорили, что мы все погибнем. Еще года 3-4 назад, я вот не могу поверить, но я был алкоголиком, наркоманом. Не убивал, но мы воровали деньги у девушек, у парней. Я побывал в этом образе. Я жил на улице. Я издевался над людьми и просто понял, что это мой крест, моя миссия помогать таким людям.

Юлии ТИМОФЕЕВОЙ не надо рассказывать, через что пришлось пройти Максиму. Они подружились 15 лет назад, когда её мама стала по субботам вести уроки в воскресной школе. Юлия приезжала в интернат, ходила с ребятами в храм. А когда Максима за плохое поведение направляли на принудительное лечение, она вместе с мамой навещала подростка в психбольнице. Видя, как живут детдомовцы, она всегда была готова прийти на помощь.

- Я с детства общаюсь с ребятами из детского дома, и всегда воспринимаю их на равных. Чему-то они учат меня, чему-то я учусь у них. Вообще-то они - часть меня, поэтому мне не все равно, как они живут, и я стараюсь делать все, что в моих силах. Когда ребята заканчивают интернат, то у многих появляются проблемы связанные с выдачей квартиры или комнаты: многих обманывают, предлагая сделать обмен (например, мы тебе - 100 тыс., а ты нам квартиру). Или ребята, опьяненные вольной жизнью, уходят в загул, а потом, чтобы расплатиться с долгами, остаются без жилья. Или выдают комнаты в коммуналках, где живут пьяницы и наркоманы, и жить, получается, невозможно. Одним им жить сложно, поэтому они годами «гостят» друг у друга.

Есть ли жизнь после детдома?

Фото предоставлено Максимом Даниловым

Максим и сам был таким «гостем» - в пьяном угаре «фестивалил» на съемных квартирах с такими же, как он, - детдомовцами. Он пытался взять себя в руки. Учился в ПТУ. Ходил в храм. Познакомился с будущим священником Дмитрием МОРОЗОВЫМ, который приютил парня и старался привить ему правильный образ жизни. Максим постепенно менялся. Но всё равно всегда и во всем старался найти для себя выгоду. Пока не оказался в буквальном смысле под мостом.

- Я тогда задумался. Каждый день ходил, молился. Я каждый день читал молитвы. Я много знаю молитв. Я всё время плакал, - вспоминает Максим ДАНИЛОВ в интервью The NEST. - Я говорил: «Господи, ну куда мне идти? У меня есть комната в Красном селе, но я не могу туда вернуться». Я все время Господа просил, чтобы он меня куда-то устроил. Я два дня ночевал под мостом и молился.

Максиму помог знакомый – пристроил в общежитие. Но эти два дня бездомной жизни не прошли даром. Данилов изменился. Теперь уже по-настоящему.

- Моя жизнь началась по-другому. Я реально начал по-другому к храму относиться: стал по-настоящему исповедоваться, по-другому стал молитвы читать. Я как-то по-другому свою жизнь начал видеть. И когда я, помню, в ПТУ пришел, меня никто не узнал. Вот реально никто не узнал. Говорили: «Ты ж до этого приходил, мог и мастера ударить по голове, плюнуть в лицо. А сейчас что изменилось?» А я им говорю: «Приходите к Богу, и всё будет хорошо». А мне говорили: «Что крыша поехала?» Нет. Просто у меня всё хорошо стало.

Есть ли жизнь после детдома?

Фото предоставлено Максимом Даниловым

Сейчас Максим много читает, занимается спортом, учится в школе журналистики и подрабатывает массажистом. А еще он создал социальный интернет проект «Жизнь после детдома», который ведёт вместе с помощниками и волонтерами. Он не ждет помощи от государства, а может сам на последние деньги устроить бездомного петербуржца в хостел или взять кредит и полететь в Иркутск, чтобы выбить льготы и жилье для инвалида без рук и без ног. Он также как и мы ошибается, переживает, но старается делать что-то полезное для каждого, кто обращается в проект за помощью.

- Я каждому детдомовцу хочу посоветовать найти, наверное, хорошего друга или подругу, который тебя вёл бы по жизни. Потому что после интерната очень трудно выйти в люди. Потому что я на два года потерялся после интерната. Вот если бы не спасение, если бы не Дима Морозов, то, думаю, 4-5 лет назад я бы умер давно. Должен быть такой человек, который вёл бы, помогал бы. Не деньгами помогал, а помогал расти духовно или морально, как то бы подсказывал. Вот это нужно. Как на работу устроиться, вот здесь нужно учиться. Ну и, конечно, надо приходить к Богу, потому что жизни без Бога нету. Я это уже понял, потому что если бы не молитва Димина, если бы я не пришел бы к Богу, то я, наверное, тоже бы скололся бы или спился. Не было бы жизни.

Оператор социального ролика Артем Рединов, спонсор Наталья Медведева и автор Максим Данилов.

Кстати, новый социальный клип Максим придумал и снял именно о выборе и переменах. Возможно, к этому его подтолкнула встреча с бывшей подругой по интернату.

- Мы гуляли по городу перед Новым Годом, и я понимал, что мне не интересно. Она напоминала мне, что мы избивали людей, воровали, что мы курили, пили и я понимал, что мне не интересно возвращаться в ту жизнь. И я пытался отдалиться, а она наоборот хотела увидеться ещё и ещё. Вспомнить, как мы фестивалили. И я понял, что реально не хочу возвращаться в эту жизнь. Я изменился. Я смог, значит и другие смогут.

- Я помогаю другим, чтобы убрать тот негатив, который я делал до этого. Я хочу доказать, что да, у меня была после интерната реально жизнь ад – кололся, воровал. Я хочу доказать, что после наркоты и после разбоев можно жить настоящей жизнью. Доказать, что после интерната есть настоящая жизнь. Мы много сделали концертов для детей с ограниченными возможностями, помогаем инвалидам и многодетным семьям … Жизнь после детского дома есть. Просто нужно себя найти. Нужно прийти к этому. Это трудно, но это реально.

 

МНЕНИЯ КОЛЛЕГ ПО ПРОЕКТУ «ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ДЕТДОМА»

Юлия ТИМОФЕЕВА, Санкт-Петербург:

Юлия ТИМОФЕЕВАБольшая часть выпускников детдома нуждается в поддержке взрослых, в их наставлении, примере как жить самостоятельно. На самом деле, это очень актуальная тема! Нужны хорошие люди, которые могли бы сопровождать ребят после выпуска, помогать избегать махинаций со стороны нечестных людей, подсказывать, советовать, иногда за руку повести, чтобы правильно оформить документы, получить нужные справки и т.п. Ребята всего этого боятся, но, правда, и ленятся тоже. Часто привожу пример из трилогии Толкиена «Властелин колец». Главному герою Фродо нужно уничтожить кольцо всевластия. Он несет это бремя, а остальные помогают ему на определенных этапах. Так и здесь Максима я воспринимаю как Фродо, который взвалил на себя проект, продвигает его, а я в чем-то помогаю. Это не значит, что значимость Максима выше, что он «круче» остальных. Помощь каждого, кто участвует в проекте - равноценна, каждый делает что умеет". …В моем понимании проект «Моя жизнь после детского дома» - это совокупность проблем и радостей людей, выросших без родителей. Это попытка обратить внимание общественности на проблемы и горести ребят, призыв к реальной помощи, и в тоже время, попытка показать, что жизнь после детского дома есть! Она может быть яркой и интересной! Главное понять, что тебе нужно, что ты хочешь и осуществить это на деле.

Юлия ШАБАЛДИНА, Барнаул:

Юлия ШАБАЛДИНАЯ считаю, что проект «Моя жизнь после детского дома» просто жизненно необходим для нашего общества. Ведь мы рассказываем о той категории граждан, о которых стараются говорить меньше или не говорить вообще. Так сложилось, что людей, воспитанных в детских домах, по большей степени воспринимают как детдомовцев с плохим прошлым и неопределенным будущим. Наша задача - рассказать о том, что неважно, где воспитывается человек, главное, что у него в душе. Мы стараемся помочь человеку, который к нам обратился и в этом наша сила. А особенно в такой помощи нуждаются люди с ограниченными возможностями. Верю, что наш проект обязательно оставляет след в памяти людей, которым мы помогли. …Почему я участвую в этом проекте? Ощущать себя частичкой одной команды, которая готова помочь или оказать поддержку и есть для меня удовольствие. Я всегда занимаюсь только тем, что мне нравится и приносит радость. Как бы банально это не звучало.

Превью-фото предоставлено Максимом Даниловым

Оксана ЗАГВОЗДКИНА

Понравилось? Поделись с друзьями!