Как я рассказала детям, что у их брата синдром Дауна

Меня, как маму ребенка с синдромом Дауна, часто спрашивают, как же я сообщила об этом старшим детям. Этот вопрос ставит меня в тупик. Ведь когда родился Броктон, двоим старшим еще и двух не было. И что они видели потом, в течение двух лет после его рождения? Ребенок рос, научился ползать, научился стоять, научился ходить, кушать, начал разговаривать, начал проявлять все больше интереса к их игрушкам. Конечно же, они видели специалистов, которых приходили и занимались с ним, показывая ему дидактические карточки. Но они росли вместе с ним, и поэтому все это казалось им вполне нормальным. И что мне им говорить?

Как я рассказала детям, что у их брата синдром Дауна

Фото: facebook.com/jillian.hollingshead

Мы с мужем решили, что у нас совершенно нет причин заставлять близнецов думать, что их брат не такой как все, и что ожидания от него другие. Мы ни в коем случае не хотим растить своих детей в теплице, укрывая не только от невзгод, но и от самой жизни. Они в курсе, как по научному называются интимные места, что люди иногда попадают на небеса после смерти, и если незнакомец просит их помочь ему найти щенка – это плохой человек. Поэтому мы решили, что разъясним им, что такое синдром Дауна, сразу же, как они об этом спросят.

И вот этот день пришел. Не потому что близнецы заметили что-то в своем брате. Не потому что им показалось, что он не может чего-то делать. Они спросили просто потому, что мама плакала.

Старший сын, сидя на заднем сиденье в машине, заметил, что я плачу, и нежно спросил, что случилось. Я ему честно ответила, что у их младшего брата есть кое-что лишнее в организме, и поэтому ему труднее что-то делать. Я сказала, что он все равно может заниматься, чем захочет, но ему придется приложить больше усилий, чтобы добиться этого. И иногда маме от этого очень грустно.

Как я рассказала детям, что у их брата синдром Дауна

Фото: facebook.com/jillian.hollingshead

Мой сын ответил без колебаний: «Мама, не надо плакать. Броки такой классный. Мы его любим».

А дочь отозвалась: «Все будет хорошо, мамочка. Мы любим Броктона. Не грусти!»

И они сразу же сменили тему разговора, стали рассказывать о том, как провели время на пляже. На этом все закончилось. Их логика проста: младший брат у них замечательный. Они его любят. Поэтому плакать не о чем.

Эта детская простота и наивность – прекрасное напоминание, что, несмотря на трудности и вызовы, мой сын – благословение. И на самом деле причин для слез и грусти нет.

Jillian Hollingshead

Перевод, оригинал: themighty.com

Понравилось? Поделись с друзьями!