То, чему я научилась у моих студентов во время инклюзивного театрального лагеря

Я работаю в благотворительной организации «Синдром Дауна Льюсвиль», предоставляющей различные услуги и программы для людей с синдромом Дауна и их семьям. Как и у большинства людей, работающих в благотворительных организациях, у меня много разных обязанностей. Я занимаюсь просветительской деятельностью, обучаю жизненным навыкам, веду еженедельный читательский клуб, тренирую танцевальную команду (Буги Даун Кру) и организую мероприятия для детей, подростков и взрослых. Когда я организую мероприятия, у меня появляется возможность вывести наших подопечных в общество и, таким образом, помочь им обрести уверенность в себе и найти друзей. Вот здесь и началось наше приключение.

То, чему я научилась у моих студентов во время инклюзивного театрального лагеря

Немного истории: я выходец из мира театра. После окончания очень престижного театрального ВУЗа, я нашла подработку в Большом Яблоке (Нью-Йорк) и быстро поняла, что нужно возвращаться в Луисвилл. Там я осела в милом театре Дерби Диннер Плэйхаус. Дерби стал моим домом на 10 лет, где я пела, танцевала, обслуживала столики и, в итоге, нашла свою страсть - обучать искусству. Оттуда я перешла работать в общество «Синдром Дауна», где меня приняли с распростертыми объятиями.

Благодаря моим связям с Дерби Диннер, мы смогли привести множество групп из «Синдром Дауна Луисвилль» (СДЛ) на театральные постановки. Наши организации очень близко дружат. Нас всегда обслуживают как VIP: фото с актерами, туры, автографы и еще, один из наших подопечных - верный помощник-волонтер в театре. К счастью для меня, я все еще иногда там подрабатываю. И прошлым летом звезды сошлись.

Тина Джо, заведующая образованием в театре, спросила, смогу ли я вернуться в театр на неделю, чтобы обучать во время недельного мюзикл-лагеря. С самого первого дня работы в ДСЛ я очень хотела создать смешанные кружки и инклюзивные классы, и это был мой шанс! Я немедленно согласилась, но решила воспользоваться своим положением и поставила условие: некоторым из моих учеников будет позволено записаться на эту неделю. И мне пришел положительный и полный энтузиазма ответ. Не успели мы оглянуться, как наступило лето. Трое из моих потрясающих подростков записались в лагерь. Я провела короткий, но информативный курс о синдроме Дауна для своих коллег из учительского состава. Все были воодушевлены и готовы творить чудеса!

Но за день до начала лагеря я начала беспокоиться.

«Я не смогу быть с ними весь день. Будут ли к ним хорошо относиться?»

«Что если они не смогут ни с кем подружиться?»

«Стоит ли мне поговорить с остальными ребятами в лагере о синдроме Дауна? Или оставить все как есть?»

Я решила оставить все как есть. Подростки из ДСЛ уверены в себе, независимы и чудесны. Они могут постоять за себя и не нуждаются в моем вмешательстве, ведь так? Нет, не так. Тут я ошиблась.

Понимаете, быть защитником прав, это не работа на полставки, и даже не работа на 40 часов в неделю. Это посвящение на 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году. К концу первого дня мои три потрясающих, энергичных, талантливых ученика с синдромом Дауна сидели в стороне во время обеда, на них косились и закатывали глаза. Я поняла свою ошибку, почти сразу. На следующий день я стала уделять 10 минут каждого урока для того, чтобы рассказать детям в возрасте от 7 до 17 о синдроме Дауна. Я начала разговор: «У нас у всех 46 хромосом в теле. Люди с синдромом Дауна особенные, потому что у них 47!»

То, чему я научилась у моих студентов во время инклюзивного театрального лагеря

«Возможно, им понадобится дополнительная помощь, чтобы выучить хореографию и запомнить текст. Так же как и вам, порой, нужна помощь с историей или математикой.»

«Нет, вообще-то это не болезнь. Это генетическое аномалия, этим нельзя заразиться.»

В старшей группе, где и были три ученика с синдромом Дауна, ребята сами ответили на все вопросы.
«Мне нравится Адель и танцевать.» (Мне тоже!)

«Я школьный талисман.» (Здорово!) (Обычно школьные футбольные команды имеют в качестве символа школы какое-либо животное или птицу. Каждую игру школьник одетый в костюм этого талисмана находится в группе поддержки на поле. Это очень почетно носить костюм талисмана. Прим. переводчика.)

«Я нахальный и смешной!» ( Ха-ха. Это точно!)

В мгновение ока ситуация кардинально изменилась. Через общение они поняли, что это такое (синдром Дауна), как им следует себя вести (так же, как и всегда) и как относиться к их новым друзьям (так же, как и к другим). На их лицах читалось облегчение от осознания, что они могут прийти ко мне с любыми вопросами, и что я их поощряю задавать мне эти вопросы.

Я увидела, что дружба начала завязываться в считанные минуты, находились помощники, создавались команды, ансамбли становились крепче. Они обнимали своих друзей, когда тем было стыдно, что у них что-то не получилось. Они радовались, когда у них это наконец получалось. Они держались за руку, когда вокруг было слишком много людей и сенсорная перегрузка спровоцировала у девочки полный ступор. Они сняли видео во время обеда для друга, который не смог прийти в лагерь в тот день.

То, чему я научилась у моих студентов во время инклюзивного театрального лагеря

До конца недели я была просто креативный учитель театрального искусства. Я наблюдала со стороны как формировалась дружба и креативная энергия переполняла все вокруг. Но не только ученики научились чему-то в то лето. Я усвоила кое-что тоже. Прежде, чем придет дружба, принятие и инклюзия, должна прийти информация.

Сначала информация, потом чудеса!

Карли Стоттс

Перевод: Юлия Скируха, оригинал: themighty.com

Понравилось? Поделись с друзьями!