В ожидании второго ребенка с синдромом Дауна

Я ненавижу фразу - «Особые дети даются только особым родителям»

Знаю, что произносят ее самые милые и самые доброжелательные люди с золотыми сердцами. Наверное, они даже не могут себе представить, как я сжимаюсь, когда ее слышу, как ранит она каждый раз мои чувства.

В ожидании второго ребенка с синдромом Дауна

Фото: themighty.com

Понимаете, я не особенная. Когда я это слышу, вы как будто хотите сказать, что я от вас отличаюсь. Что моя семья – особенная, как будто бы лучше подготовлена или владеет каким-то секретом, чтобы совершить это путешествие. Но это далеко от истины.

Когда я услышала слова «синдром Дауна» (и не раз, а дважды), я испытала те же чувства, которые испытали бы вы, если бы их сказали вам. Я была перепугана, я была в шоке и потеряла опору под ногами. Я задавала себе вопрос, что я сделала не так, почувствую ли я когда-либо, что снова живу «нормальной» жизнью. Мне не дали методичку. Я разыскивала информацию по крупицам и смертельно боялась, что мое хрупкое сердце не выдержит.

Я не была особой, я была перепуганной.

Думаю, люди полагают, что говорят мне комплимент, а крошечная частичка из подсознания им подсказывает, мол, я-то сам бы не смог так. Наверное, вы не думаете, что у вас достаточно терпения, мужества, сил.

Но я собираюсь поведать вам секрет, который стал известен мне - да, вы смогли бы, и вы сможете. Вы станете сражаться за своего ребенка в таких ситуациях, о которых несколько лет назад вы даже не подозревали. Например, на встречах по обсуждению индивидуальной программы обучения или во время телефонных звонков в страховую компанию, при написании электронных писем в кружок танцев, где учителя «не считают, что ваш ребенок справится».

В ожидании второго ребенка с синдромом Дауна

Фото: themighty.com

И существуют родители с потрясающими, достойными детьми с самыми разными особыми потребностями, которые не стали и пытаться. Все это заканчивается электронными письмами в моей новостной студии. Те родители, которые не нашли ничего хорошего в том, что временами бывает трудно. Родители, которые сдались или позволили отобрать своих детей, поскольку они не могут или не хотят заботиться о детях так, как те заслуживают. Все еще думаете, что такие родители особенные?

Мы ничем не отличаемся от вас. Когда я много лет назад представляла себе, какой будет моя семья, я не воображала, сколько хромосом будет у детей. Когда я забеременела в третий раз, я точно не думала, что еще раз услышу слова «мы имеем дело трисомией 21 хромосомы» после анализа крови.

А знаете, что я сделала? Я заплакала. Я почувствовала боль в животе. Я волновалась. Потом я поняла, что иметь ребенка – не значит ожидать, что твоя жизнь будет совершенством. Иметь ребенка – значит подарить ему жизнь, и это лучшее, что ты можешь сделать. Это не делает меня особенной. Это делает меня родителем. Это делает меня человеком, которого выбросили в центре острова, называемого жизнью, и оставили выживать. Я тот человек, который намерен видеть чудеса там, где другие видят препятствия.

В ожидании второго ребенка с синдромом Дауна

Фото: themighty.com

Конечно, я стараюсь изо всех сил... большую часть времени. Я не сволочь. Иногда я измождена, а иногда чувствую себя полностью вознагражденной. Иногда боюсь завтрашнего дня, но большую часть времени я полностью счастлива в дне сегодняшнем.

Что бы я предпочла от вас услышать? «Ты сможешь», «Я тебя во всем поддержу», «Этого ребенка ждет столько любви», «Я с нетерпением жду встречи с ним (с ней)!». Есть много вариантов. И нормально, если вы немного стесняетесь. Это ничего. Но предложить помощь всегда лучше, чем отделаться каким-нибудь клише.

Я не особенная. Я такая же, как вы, на том же озере в другой лодке. Поэтому не говорите: «Особые дети даются только особым родителям».

Latricia Milburn

Перевод: Ольга Лисенкова, оригинал: themighty.com

Понравилось! Поделись с друзьями!