Я верю, что мой сын с синдромом Дауна точно такой, каким ему суждено быть

Когда Риверу поставили диагноз «синдром Дауна», я, помню, думала, что должна оплакивать жизнь, которой, как я раньше полагала, он будет жить. Я представляла себе дни моего ребенка в школе, в университете, его карьеру, брак и семью. Это стандартные представления о том, какой должна быть жизнь, правда?

Я верю, что мой сын с синдромом Дауна точно такой, каким ему суждено быть

Фото: themighty.com

Ко мне в гости пришла подруга, и она сказала: «Ты оплакиваешь ту жизнь, которая у него должна была бы быть в твоем представлении, ту жизнь, которой ты бы для него хотела. Но он уже живет той жизнью, что была ему суждена».

И она была очень права. Ривер точно живет именно той жизнью, которая ему предназначена. На самом деле это он взял всю семью с собой в путешествие, которое нам суждено, и я не представляю, как бы мы жили по-другому.

Интересно, ведь у многих родителей дети не идут той тропой, которую родители для них воображали, и инвалидность тут не играет никакой роли. В жизни есть так много других факторов, которые влияют на то, как складывается у человека жизнь. Общество сформировало определенные представления о том, какая жизнь может считаться достойной, удачной и счастливой. Кто согласен предоставить другому человеку право решать, насколько кто-то счастлив, будучи собой и проживая собственную жизнь? Очень грустно, что многие так негативно относятся к тем, кто отличается от них самих.

Есть немало людей, идущих другим путем и живущих по-другому, они отличаются от общего потока. Многие люди живут совсем не так, как воображали их родители до их рождения, – из-за болезни, выбора профессии или многих других факторов. Есть люди, которые попадают в зависимость от наркотиков или совершают преступления. Я уверена, что их родители не представляли себе ребенка за решеткой. Ни у кого нет хрустального шара, чтобы в точности увидеть будущее.

Читайте также: 12 людей с синдромом Дауна, у которых есть собственное дело

Я хочу сказать, что инвалидность – не повод думать, что жизнь человека сложится не так, как должна бы. Это не повод думать, что у вашего ребенка не будет прекрасной жизни, как бы ни было трудно поверить в это поначалу. Ривер научил нас очень многому, и он живет счастливо. Может быть, он живет не так, как я представляла себе во время беременности, но я убеждена, что он живет той жизнью, что была ему предназначена. Я знаю, что он живет такой жизнью, которая позволяет нам и, возможно, другим людям узнать больше о любви, принятии и различиях.

У него, возможно, никогда не будет институтского диплома, возможно, он никогда не женится и вряд ли сделает карьеру (заметьте, я говорю «возможно»), но по самому большому счету – разве это важно? Я верю, что для Ривера открыто множество дверей, и 2017 год – прекрасное время для людей с синдромом Дауна. В глубине души я знаю, что все будет хорошо, и наше путешествие будет великолепным.

Закончить я хочу одной из своих любимых цитат. Может, она заезженная? Может быть. А мне что? Мне это неважно. Это то, чего я хочу для своих детей, для обоих детей. Какую бы дорогу они не выбрали в жизни, меня всё устраивает.

Джон Леннон:

«Когда мне было пять лет, мама постоянно говорила мне, что ключ к жизни – это быть счастливым. Когда я пошел в школу, меня спросили, кем я хочу быть, когда вырасту. Я написал, что хочу быть счастливым. Мне сказали, что я не понял задания. А я им сказал, что они не поняли жизнь».

Hayley Balozi

Перевод: Ольга Лисенкова, оригинал: themighty.com

Понравилось? Поделись с друзьями!